Category: отзывы

Category was added automatically. Read all entries about "отзывы".

Nikodim Plucer-Sarna

Ю.Угольников: "Москва-Петушки с комментариями А.Плуцера-Сарно". Рецензия на "Энциклопедию пьянства"

"...Комментарии Алексея Плуцера-Сарно, названные "Энциклопедией русского пьянства"... не только и не столько о пьянстве как таковом, сколько о том специфическом этическом мире советского человека. Комментарии Плуцера заслуживают отдельного разговора. Сейчас Плуцер если и известен, то не столько как филолог, специалист по русской обсценной лексике, составитель словаря русского мата, сколько как идеолог и вдохновитель акций арт-группы Война (коллегам из группы Плуцер и посвятил комментарий). «Боевое» прошлое автора не могло не сказаться на работе – в комментариях ультрарадикальное мировоззрение Плуцера более чем заметно. И всё же только такое мировоззрение и позволяет понять что-то важное не столько даже в самой поэме, сколько в нашем, сегодняшнем к ней отношении. Для Плуцера алкогольное забытье и беспамятство героя поэмы - симптом эпохи - лучшее описание травмы, которую переживало всё светское общество: той принудительной амнезии, в которую был погружен советский человек. Больше того, если память запрещена, запрещено прошлое, а будущее будто бы уже наступило, то человеку на самом деле остаётся только вечное, непреходящее настоящее: день советского человека – это день сурка. Погружение в вечное настоящее многое объясняет в тогдашней жизни: отсюда в частности и традиция пропивать «всё до нитки», такой русский потлач. Можно "выворачивать карманы", не задумываясь не только о том, как жить ближайшие дни, но даже о том, чем опохмелиться после столь обильных возлияний - ведь будущее не наступит никогда. Но если советский мир, как его описывает Ерофеев, это травма, то о чем ностальгирует современный читатель? Современный, постсоветский читатель ностальгирует по травме безвременья. Он - этот читатель - тоже травмирован, травмирован внезапно начавшейся и бурной историей. В его сознании и подсознании одна травма вытесняет другую, она делает прежнюю травму желанной, как для Венички был желанен херес, а для святой Терезы - стигматы. Впрочем, ностальгия по беспамятству не значит, что мы на самом деле помним советское прошлое. Мы живем в эпоху "памяти", и не более того. Прошлое для нас по-прежнему закрыто, мы всё ещё не способны его осмыслить целостно...
Кстати, о прежних комментариях: естественно, Плуцер-Сарно уделяет своим предшественникам некоторое внимание. Комментарий Юрия Левина он разгромил практически полностью. Вообще как наследник Тартусской школы, Плуцер обходится с её представителями совсем по-свойски. Скажем, может мимоходом подшутить над находящимся "на государственной зарплате профессором" (М.Ю.Лотманом). Дескать, только исходя из своего незавидного материального положения, он мог предположить, что соседи - дворяне могли упрекать Евгения Онегина в мотовстве из-за такой мелочи, как дорогие вина. К Э.Власову Плуцер-Сарно относится с много большим пиететом, чем к коллегам по Тарту, и даже извиняется, что вынужден его критиковать. Изданные в Японии в 1998-м году изначально с заглавием "Спутник писателя" замечания Власова - это и не комментарии вовсе, а "свободные литературные маргиналии эрудита, который не ставил своей целью создать научную работу", и потому требовать от них точности и академизма не вполне уместно. Но всё же, порядка ради, Власова Плуцер тоже ругает. Главным образом не удовлетворяют Плуцера две вещи. Во-первых, некорректное комментирование ругательств. Здесь Плуцер полностью в своей стихии, его замечания правомочны, хотя, конечно, обычного пользователя русского мата, а не такого глубокого его знатока и исследователя, как Плуцер-Сарно, и краткие пояснения Власова вполне удовлетворят. Другой важный аспект, вызывающий гнев Плуцера-Сарно: несоответствие приводимых Власовым сведений точной рецептуре алкогольных напитков времен СССР. Скажем, "Зубровка" содержала не 30% спирта, а 40%" и т.д. Вообще, как и следует из заглавия "Энциклопедия русского пьянства", алкогольной теме в комментариях Плуцера уделено значительное место, и это производит даже некоторый комический эффект (на который, вероятно, автор и рассчитывал). С одной стороны, Плуцер держится как солидный исследователь, "проникающий в текст и вскрывающий бесконечную перспективу смыслов", апеллирует к традиции комментария-исследования, основателем которой считает Г.Г.Шпета. С другой стороны, этот исследователь-академист внезапно начинает приводить сведения (почерпнутые, как несложно догадаться, из личного опыта), например, о вкусовых качествах одеколона Шипр. Такое совмещение ролей маргинала и интеллектуала вполне соответствует стилю самой поэмы, но не может не смешить. Помимо комментариев Плуцера у издания есть ещё два достоинства: во-первых, хорошие, ироничные иллюстрации Василия Голубева. Голубев был членом товарищества художников "Митьки", и можно было бы предположить что "Митьковский" стиль окажется близок Ерофееву..."
Полностью рецензия тут: http://www.russ.ru/pole/Travmirovannyj-Erofeev-i-nevidimyj-Vysockij
Nikodim Plucer-Sarna

Анатолий Осмоловский: «В России нет цензуры! А есть переизбыток свободы!»

Анатолий Осмоловский считает, что в России на лицо переизбыток свободы, никакой цензуры нет, а наоборот, наступила стабилизация и заработала судебная система! А группа Война по мнению Осмоловского – это не художники, а трусливые беспредельщики!

Если кому лень читать даже в сокращении (здесь – 15 тыс. знаков и 21 тыс. - на Openspace) публикуемый ниже текст Анатолия Осмоловского, недавно вернувшегося с Селигера, куда он ездил поддержать движение «Наши», то можно прочитать перлы, выделенные красным, - это топ самых любопытных цитат.


А. Плуцер-Сарно. Портрет Анатолия Осмоловского. Из проекта «Хуевые художники!», 2004 год.

Collapse )
Nikodim Plucer-Sarna

Александр Бренер. НЕСКОЛЬКО СЛОВ О ПЛУЦЕРЕ И О МИРОВОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ В ЦЕЛОМ. Часть 1

По просьбе юзера homecomer выкладываю еще один текст Бреннера, написанный им в качестве предисловия к моему второму тому Словаря русского мата.

Collapse )
Nikodim Plucer-Sarna

Дискуссия вокруг выставки Олега Кулика "Верю!": Мавроматти зажигает!

В потоке хвалебных рецензий на выставку "Верю" завораживающей эмоциональностью выделяется пост Олега Мавроматти:

"Короче несколько дней назад получил я каталог и книжку к проекту "Верю"... По отдельным фоткам с винзавода в ЖЖ и других участников я предпологал,что проект скверный...Но чтобы до такой степени!!!Боже!!!Что же это???!!!Столько денег истрачено и на что???!!!Зачем это Кулику???!!!У него что-ж шары за ролы заехали окончательно???!!!Говорят мол гений,что осилил такое!!!Какое???Мать вашу...перремать!!!НЕПОСТИЖИМО!!!Ну ладно-б проект назывался концептуально...например "художник из под Крымского моста" или "О бездарности"...или "Аматеры"...Ну тогда я б еще вполне согласился...все к месту...Я одного не пойму...Ну хочешь ты подлизать зад гос-ву...денюжку заполучить от всякого скота безрогого...Ну ок...вперед...Но ведь даже кон'юктуру можно сделать талантливо и как минимум опрятно...(((Что-ж все в московской арт-тусе безповоротно сбрендили...Еще про какую-то сделанность базарят...про интернейшнл качество...Но ведь это-ж блин помойка!!!Говно в обертке...(((Каталожище канешна мащнец...и книжонка тож...паад Библие закос...с закладочкой...мммм...А внутрях то...в нутрях то чтооооо????Белиберда-белибердень!!!Графо и визио мания!!!Но ведь были же у того-ж Кулика и Осмо ранее вполне пристойные критерии...А тут весь сброд...Кого не позвали то???Какие-то татуировщики...мастера светодиодов...аппликаторы...мусорщики...светомузыканты...Диско-взрыв на макаронной фабрике!!!Вопчем все тот же груз-200...Печально...((("

Ну, как обжиг? Закаляет? Отзыв радикальный, как и все творчество Олега: там штормит

Если же говорить о концепте "Верю" всерьез, то, видимо, попытки возрождения веры в России неизбежно наталкиваются не только на идеологический конфликт со сторонниками других конфессий, но и на непонимание большинства населения. По данным ВЦИОМа в России ежемесячно ходят к причастию порядка 2% населения страны. Недостаточно говорить о своей вере, чтобы считаться верующим. Недостаточно креститься, входя в храм. Одним из важнейших критериев принадлежности к вере является регулярность совершения ритуальных действий, таких как, к примеру, причащение. Не реже раза в месяц посещает церковь в России 8 % граждан. Более 20% градан затрудняются ответить, бывают ли они на причастии, поскольку не знают, что это такое. Новая художественная "вера" могла бы стать идеологической платформой образованной части нации, как считают некоторые московские художники. Думается, что это иллюзия.