Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Nikodim Plucer-Sarna

Лидер Венского акционизма Герман Нитч любуется Хуем Войны! Коля Молок и Дрюня Ерофеев присоединяются



Как Нитч реагировал на лицемерное постфашисткое австрийское общество, которое как бы замалчивало свои преступления в годы войны, так вот и радикальные российские художники группы Война сегодя реагируют на лицемерие постсоветского общества.
Андрей Ерофеев

Мне очень нравятся некоторые из их акций, просто очень-очень мне нравятся, и особенно на Литейном мосту, я считаю, что это один из шедевров современного русского искусства, по-настоящему, причем сделанный практически идеально.
Николай Молок

Литейный хуй Войны - в любом случае абсолютно точно – это искусство!
Герман Нитч
Nikodim Plucer-Sarna

Арт-группа Краденый хлеб, свиное ухо, алюминь!

Воронежские анархи именуют себя тоталитарной сектой «Краденый хлеб», открывают профсоюз проституток и метафизически уничтожают милиционеров. «Во имя Овса, Сыра и Свиного Уха. Алюминь!» – это любимый тост воронежских анархов, именующих себя «тоталитарной сектой Краденый хлеб». Их можно назвать и анархистами, и ситуационистами, и постмодернистами. На днях в окрестностях «проблемных» воронежских заводов «Электросигнал» и ВЭКС, где производство продукции практически свернуто, они развесили на столбах порнографические картинки с надписями: «Рабочие! Вас наебали! Штаб восстания по адресу: Карла Маркса, 78». В означенном месте располагается известный воронежский секс-шоп: салон «Афродита». Там, в так называемой «красной комнате» (где продается садомазохистская атрибутика) периодически проходят собрания «Краденого хлеба». Они утверждают, что верят, будто здесь когда-нибудь появится тень Мао, а посему читают его цитатник и изредка пытаются вызвать дух китайского вождя... «Краденый хлеб» предлагает проституткам... купить за 5 рублей 50 копеек газету «Бумбараш», выпускаемую российским ультралевым союзом коммунистической молодежи, утверждая, что вырученные деньги идут на помощь политзаключенным. Иногда ребята вызывают проституток на дом и... ведут с ними политические беседы. В планах «Краденного хлеба» – открытие профсоюза проституток...
Воронежские милиционеры отвечают анархистам «взаимностью»: в частности, после расклеивания листовок у завода, стражи порядка предупредили секс-шоп, что закроют его, если «Краденый хлеб» будет и дальше там собираться... Кроме секс-шопа, анархисты нередко собираются в местном кафе «Гармошка». Выбрано оно ими из-за названия: «потому что хаос предпочитает гармонию», – утверждает их лидер Алексей. «Главный анархист Воронежа» вообще отчасти склонен к философии. Ежедневно он изрекает какие-то перлы. Например, на вопрос: «Леша, как дела?», отвечает: «Плохо: Апокалипсис уже близится, а мы к нему не готовы». Еще среди его афоризмов: «Противогаз – настоящее лицо мужчины», «женского пола как такового вообще не существует, это лишь материализация мужчины». Поясняя последнюю мысль, Алексей говорит, что люди вообще вызывают у него неприязнь: «животные и роботы – единственное, что достойно восхищения».
16 сентября 2008 г.
Публикуется с сокращениями. Источник: http://www.prs.ru/articles/?id=17132

Примечание:
Акции арт-анархо-группы Краденый хлеб без соммнения имеют большую художественную ценность.
Nikodim Plucer-Sarna

Гениальные детские рисунки Нестеренко-Адольфыча-Младшего! И поздравляем автора с днем варенья!

Лот 2. Автор - Адольфыч-Младший.
"Потный мусор строит план угона Мерседеса своей матери". Цена свободная договорная.


Журнал автора: http://shketon.livejournal.com/
Nikodim Plucer-Sarna

Умер Аугусто Боал - автор "Невидимого театра"

"Невидимый театр" - родственник левого арт-акционизма. Скандальные его действия импровизируются, финал непредсказуем, хотя в основу действия все же закладывается некий набросок сценария. Главное же в этом театре - полное отсутствие рампы. Зрители не знают, что они присутствуют на спекатакле. Актеры же скрываются среди обычных горожан, они неотличимы от толпы. И провоцируют окружающих на участие. Вот описание одной из таких акций:

Огромный ресторан при гостинице в Чиклайо, Перу. Агенты просветительской кампании ALFIN (Operacion Alphabetizacion Integral, «Интегральная грамотность в действии») обедают вместе с еще 400 гостями. Зал разделён на тех, кто обедает, и тех, кто ест по меню. Актеры «Невидимого театра» садятся за разные столики по всему залу.

Первый актер просит официанта заказать по меню, замечая вслух, что обычная еда очень плоха.
Официант, морщится, но приносит меню, актёр выбирает barbeque a la pouper, официант отмечает, что блюдо стоит 70 соле. Актер всегда говорит слегка как бы ненарочно повышенным тоном, утверждая, что он в состоянии оплатить блюдо. Блюдо приносят и актер быстро расправляется с ним. Официант приносит счет. Актер говорит людям за соседним столиком, что барбекю много вкуснее того, что они едят. Но проблема в том, что за это нужно платить.

Актёр: Я заплачу, не волнуйтесь, единственная проблема – я без гроша

Официант: Как же вы заплатите? Вы же знали цену, прежде чем заказать барбекю. И как вы собираетесь платить?

Соседи начинают вслушиваться

Актер: Не волнуйтесь, я заплачу, но раз уж я без гроша, я раплачусь рабочей силой
Официант: Чем-чем?! Какой ещё силой?

Актёр: Я же говорю - рабочей. Я беден, но могу расплатиться за барбекю, которое, кстати, было действительно вкусным, в отличие от того, чем вы кормите этих бедолаг, своим наемным трудом. Могу сделать что-нибудь, на сумму этого шашлыка.

Соседи включаются в разговор. Официант зовёт управляющего. Актёр еще раз разъясняет управляющему, что готов расплатиться за блюдо своим трудом

Актер: Но только тут еще одна проблема – я ничего такого не умею, поэтому дайте мне работу попроще. Например, могу мусор выносить. Сколько у вас мусорщику в час платят?

Управляющий не желает сдавать публично статистику фонда заработной платы предприятия общественного питания. Но тут подключается второй актер из-за соседнего столика.

Второй актёр: У меня друг тут работает, ему платят 7 соле в час.

Актёр: Ох нихуя себе! То есть получается, я должен работать 10 часов, чтобы отработать то, что съел меньше чем за десять минут?! Вам надо бы либо мусорщику зарплату поднять, либо цены понизить!.. Ну ладно, может, я что-нибудь более специальное сделаю? Наймите меня садовником, буду ухаживать за клумбами около отеля. Они красивые, ухоженные. Видно, что талантливый парень у вас за садом присматривает. Вы ему сколько платите? Я б в садовники пошел! Сколько часов нужно чтобы отработать барбекю а-ля пупер?

Вступает третий актер из-за дальнего стола. Он объясняет что садовник из одной с ним деревни, поэтому он знает, что садовнику платят 10 соле в час.

Первый актер (в полном ахуе): Вы что, озверели совсем? Человек так за садом смотрит – загляденье одно, сам дни на пролет под дождём и ветром, в жару и в холод, должен корячится семь часов к ряду. Чтобы съесть барбекю за десять минут?! Как это возможно? Объясните мне господин управляющий!

Управляющий в гневе, орёт на официантов, чтобы не стояли тут столбом, а делом занялись, чтобы перераспределить внимание клиентов, которые полностью в никли в беседу и уже подают советы и рекомендации, так что ресторан понемногу превращается в форум. Актер начинает спрашивать официанта, сколько ему платят. Другой актер, родом из соседней деревни, говорит, что в его деревне никто не получает по 70 соле в день, стало быть никто в его деревне не сможет съесть барбекю а-ля пупер. Это звучит прочувствованно и убедительно, потому что актёр, к тому же говорит чистую правду.

В финальной сцене еще один актер выступает с таким воззванием: Друзья, получается, что мы против официанта и управляющего. Глупость какая-то. Они нам братья. Они так же работают как мы и не их винить в том, что тут такие цены. Я полагаю, надо скинуться. Мы за этим столом дадим кто сколько сможет и вы, если сможете дайте один соле, два, пять. Сколько не жалко. И так и заплатим за барбекю. И не жадничайте, потому что, то что будет сверх цены останется на чай официанту, который рабочий человек и наш брат.

Начинается спор: С какой радости платить за его барбекю, если он сказал, что наша еда помои, гнать его в шею на кухню, пусть посуду моет…

Суть да дело набирается 100 соле, спор же длится до глубокой ночи...

Перевод художника Коли Олейникова: http://oleo-press.livejournal.com/
Nikodim Plucer-Sarna

Нет американскому фастфуду! Даешь искусство высокой русской дворянской кухни!

ВЫСОКОЕ ИСКУССТВО ГУРМЕ.
"В моем ресторане время должно остановиться": Неформальная беседа с великим ресторатором Дмитрием Демьяновым


Другой фрагмент интервью был опубликован здесь: http://www.chaskor.ru/p.php?id=228

Дмитрий Демьянов - создатель и владелец двух лучших ресторанов русской высокой дворянской кухни Восточной Европы. Рестораны Глория и Эгоист - находятся в Старом Городе Таллинна. "Глория" - в крепостной стене XI века. Дмитрий - хранитель угасающей традиции русской дворянской кухни. Кухня для него - высокое искусство. Он не жертвует искусством ради прибыли, в Эгоисте всего несколько столиков, но зато там работает лучший повар Эстонии - Слава Дьячук. В этом ресторане вообще нет вывески, а дверь всегда заперта, поэтому там не бывает случайных посетителей. Там жесткий дресс-код и фейс-контроль. И нужно знать, где находится маленький звоночек, чтобы проникнуть в сам ресторан. Оба ресторана - уникальные произведения великого искусства гурмэ, искушение наслаждением. А сам Дмитрий - страшный эгоист. Идентифицирует себя с Наполеоном, а потому коллекционирует все, что связано с императором. И руку также закладывает за борт.


Collapse )
Nikodim Plucer-Sarna

Открытое письмо коллектива Государственного музея архитектуры им. А.В.Щусева

Открытое письмо коллектива Государственного музея архитектуры им. А.В.Щусева
по поводу убийства двух собак, принадлежавших музею,
3-го июня 2008 года во внутреннем дворе музея

Зимой 2008 года во внутренний двор нашего музея забежали два черных щенка "дворовой породы" и остались у нас жить. Коллектив музея их пригрел и полюбил, потому что песики (два брата) были очень славные, деликатные и благодарные. Они благополучно росли, освоились, стали считать двор своим домом и очень украшали его. Музей взял их на свое довольство, им даже были сделаны документы, по которым их звали Лелик и Болик, хотя каждый их называл, как ему больше нравилось. Наши собачки никому никаких проблем не создавали, по своему следили за порядком, прогоняли кошек, голубей и ворон, но детей никогда не обижали и старались увлечь их в свои собачьи игры. Они уморительно смешно гонялись друг за другом, кувыркались и изображали вольную борьбу на нашей лужайке в центре двора. Короче, они были всеобщими любимцами. Вообще говоря, домашние животные имеют свою нишу в жизни исторических усадеб, культурных учреждений и музеев.
Трагический конец их жизни наступил 3-го июня 2008 года, когда ресторан "Кафе МУАР" начал готовить к эксплуатации свои летние веранды в нашем внутреннем дворе, на которые, насколько нам известно, у ресторана нет никаких разрешительных документов и согласований. В первую же ночь, когда на веранды была загружена мягкая мебель и никто не додумался ее прикрыть, собачки исследовали новый объект (им же еще ничего не объяснили) и, конечно, немножко там наследили своими лапами. Зная наших собак, мы знаем, как легко можно было этого избежать.
З-го июня в разгар вечернего мероприятия в Главном здании музея, когда двор был полон людьми, официанты и другие работники ресторана приманили наших собак мясом и окружили их. Два человека, приглашенные рестораном за гонорар, вступили в круг и выстрелили в невинных животных шприцами со смертельным ядом. Собачки взвизгнули и убежали. Но далеко им убежать не удалось, потому что они, на глазах у всех упали и умерли в явно мучительных судорогах, их прослабило и вырвало. Потрясенные этой ужасной картиной сотрудники музея отнесли трупы собак за здание музея и прикрыли, но когда наутро была выкопана яма, чтобы братьев похоронить в общей могилке, мы обнаружили, что работники ресторана выкрали трупы собак и вывезли их в мусорном контейнере.
Коллектив музей единодушно расценивает действия ресторана как подлое, отвратительное и бесчеловечное преступление. Эта оценка является бесспорной и поэтому мы, все сотрудники музея, требуем возмездия. Мы просим и требуем, чтобы руководство музея, правоохранительные органы нашего государства, наше гражданское общество и мировое общественное мнение включились в нашу борьбу, и каждый в меру своей компетенции и возможностей внес свой вклад в наказание преступников и в обеспечение невозможности таких варварских актов в будущем. Первым шагом на этом пути должно стать немедленное закрытие ресторана "Кафе МУАР". Этот ресторан никогда не сможет восстановить свою репутацию. Мы твердо решили сделать дальнейшую работу ресторана невозможной, и надеемся, что нас в этом поддержат все люди культуры да и просто все добрые люди, разделяюшие общечеловеческие моральные ценности.
Коллектив Государственного музея архитектуры им. А.В.Щусева
10 июня 2008 года