plucer (plucer) wrote,
plucer
plucer

Categories:

Тайные доносы Следственного Комитета в Центр Э на группу Война. Копии документов.Фонограммы допросов

Следователь Д. В. Федичев, преследующий арт-группу Война, дал признательные показания об обмане и должностных подлогах, переправив свои тайные доносы в Центр Э группе Война. Ниже публикуем первый из таких секретных пасквилей.
Посмотреть на Яндекс.Фотках
Портрет раскаявшегося следователя. Фото Войны.

Напоминаем, что 16 апреля 2011 года Олег Воротников, Леонид Николаев и Наталья Сокол явились на следственное мероприятие для допроса к следователю Д. В. Федичеву.


Следователь дал адвокатам Войны честное офицерское слово, что Войну просто допросят, будет лишь "проверка", поскольку Леня и Олег официально выпущены судом под залог и аккуратно ходят на следственные мероприятия, а потому для их задержания нет законных причин. Он заявил, что:

1) Воротников ему нужен только для дачи показаний;
2) сам Федичев ничего не знает о возбуждении на Воротникова нового угдела, по которому его можно было бы задержать;
3) на прямые вопросы адвокатов Динзе и Рябчикова отвечал, что арестовывать Воротникова не собирается;
4) Наталье Сокол и адвокату Динзе наврал, что ничего не знает про Трифана и что не вызывал смсками сотрудников центра "Э".

Диалог между следаком Федичевым и адвокатом Динзе в кабинете следователя. Фрагмент фонограммы с диктофона:

Федичев: Сразу говорю, здесь материал проверки. Здесь не допрос.
Динзе: У меня только один вопрос. Скажите, пожалуйста, вы, наверное, в курсе по Воротникову, что какое-то дело на сайте появилось.
Федичев: <нрзб>.
Динзе: Так я пишу «материал проверки»?
Федичев: Да. Это материал проверки. Мне нужно принять законно обоснованное решение о возбуждении уголовного дела. А Николаев пришел?
Динзе: Да. Вот он.
Федичев: Я просто не знаю в лицо. А Воротников тоже? У меня тоже на него материал <нрзб>
Динзе: Я у вас и спрашиваю, у вас есть ли это дело?
Федичев: У меня в производстве дела нет.
Динзе: Давайте я покажу просто, чтобы не быть голословным. Я сейчас выйду в интернет и вам покажу эту статью. Я понимаю, что у вас может не быть в производстве, но хотелось бы узнать эту информацию… Кстати, мне и Выменец отсылал кучу телеграмм и уведомлений… Можно поинтересоваться? Может вы как-то свяжитесь? Можно располагать какой-то информацией? Если человек придет, его схватят, не очень красиво получится. Я получусь, как будто я его заманил куда-то. Понимаете да? Для меня это не вариант.
Федичев (усмехается): Ну да…
Динзе: Если вы узнаете… Если есть дело, то мы готовы прийти по делу дать объяснения, показания, если необходимо, в отношении него.
Федичев: У меня такого дела нет.
Динзе: Я понимаю.
Федичев: Я поясняю: у меня материал проверки, первое, по Сокол и Николаеву, второе, то, что есть из четверки заявление от Воротникова Олега Владимировича… Даже два материала: первое, то что его противоправные действия сотрудников… то есть мне нужно его допросить. И соответственно второй материал – допросить его по событиям 31 марта.
Динзе: Это по 28 отделению?
Федичев: Да. То есть у меня материал проверки в отношении сотрудников.
Динзе: Я не ожидал, что следователи прокуратуры врут.
Сокол: Что случилось?
Динзе: Следователь мне пообещал, что будет подписка о невыезде.
Сокол: Его арестовали?
Динзе: Нет. Он ушел просто. Трифан уже внизу стоит.
Федичев: <нрзб>
Динзе (обращаясь к следователю): Ну, вы же мне наврали, что вы ему подписку о невыезде дадите! И он ушел.
Следователь: Почему?
Динзе: Потому что он слышал ваш разговор, а Трифан уже внизу.
Следователь: Чего-чего?
Динзе: Трифан внизу уже.
Следователь: Что?
Динзе: Вы его хотите задержать, правильно?
Следователь: Подождите. Я не знаю, что Трифан внизу.
Динзе: Так вы его хотите задержать сейчас?
Следователь: Почему? Мне нужно с ним провести следственные действия.
Динзе: Вы мне одно сказали, а произошла ситуация совершенно другая.
Следователь: Я не знаю. Сейчас я пойду посмотрю».
Федичев (возвращается): Нет там никакого Трифана.
Динзе: А еще говорили, что не зависимы ни от кого! Посмотрите в глаза супруги Воротникова. Вы наврали ей. Дали повестку, а сами наврали.

Итак, вместо обещанной «проверки» следователь подготовил засаду и вызвал сотрудников центра Э для незаконного задержания Олега и Лени, находящихся на свободе по решению суда. И далее Д. В. Федичев отрицал этот факт подготовленной засады. Однако в данный момент следователь-единоросс Даниил Владимирович Федичев раскаялся в содеянных преступлениях и дал признательные показания, переслав группе Война уникальные документы со своими признаниями в лжи, подлоге и незаконных действиях.

Посмотреть на Яндекс.Фотках

Источник материала - http://fotki.yandex.ru/users/riotstarter2011/view/413033?page=1

Посмотреть на Яндекс.Фотках

Источник материала - http://fotki.yandex.ru/users/riotstarter2011/view/413034?page=1

Комментарий к публикуемому документу адвоката Войны Дмитрия Динзе:

«Я ознакомился с публикуемым рапортом, который составил следователь Д. В. Федичев и однозначно вижу, что уважаемый следователь явным и неприкрытым образом врал своему начальству и, конечно же, суду. Д. В. Федичев обманул защиту на момент появления Воротникова у него, пытался сыграть в заведомо проигрышную игру с законом и защитой, пытался выслужиться перед операми и своим начальством, посчитал себя этаким продуманным и опытным следаком, но не получилось. Я таких рапортов, которые он составляет совместно с операми наштамповать могу тонны. Единственный минус всего бреда, это то, что суд и далее будет верить во всю эту чушь про неявки Воротникова для дачи показаний, про необходимость его содержания в СИЗО, что, конечно же не в пользу Олега и его дела. Я не понимаю, как такие следователи могут работать в правоохранительной системе, как могут носить погоны и работать на должности следователя, не имея моральных и этических принципов, а ведь следователи - это белая кость следственных органов. А в данном случае - это же срам и полный непрофессионализм. По данному факту Николаев писал жалобу в прокуратуру, но прокуратура не усмотрела нарушений. «Как так?» - спросите вы. А вот так, прокуратура Вам не суд чести. Я бы предложил все-таки для хоть какой-то сбалансированности ситуации провести проверку рапорта и наказать Д. В. Федичева судом чести, потому что его действия – нарушение профессиональной этики, подтасовка фактов и ложь суду. Суд чести должен проверят этику действий следователей Федичева и Рудь. Они в одностороннем порядке представляют суду доказательства неявки к следователю, опять же пытаясь ввести суд в заблуждение, потому что Воротников всегда являлся к Федичеву, пока тот не подставил всех, устроив незаконную засаду у кабинета. Либо следователи воспринимают Николаева и Воротникова за умственно отсталых, либо считают адвокатов идиотами. Итог один, в данной ситуации, попираются все мыслимые и немыслимые права и свободы Николаева и Воротникова, выставляется напоказ вся никчемность профессионального уровня и этики следователей. И уж совсем непонятно, зачем ему идти на попятный и пересылать нам свои позорные рапорты в Центр Э, позорить и подставлять своих коллег. Какие-то их внутренние интриги».

Комментарий к документу адвоката Игоря Рябчикова:

«Это типичные репрессии в духе Ежова-Ягоды. Отдельные представители власти боятся свободных людей, имеющих свое мнение. Леонида Николаева и Олега Воротникова пытались закрыть в СИЗО, хотя они и не скрывались, на следственные мероприятия ходили. Воротников и Николаев перестали ходить на эти следственные мероприятия только после обмана Федичева, который утаил факт наличия нового сфабрикованного дела от адвокатов, затем пригласил художников на следственное мероприятие, а вместо этого устроил им засаду, чтобы незаконно задержать их и отправить в СИЗО, несмотря на судебное их освобождение под залог. Дальнейшая неявка Воротникова и Николаева к Федичеву – это лишь самозащита, необходимая оборона от необоснованных посягательств на права, свободы и личную жизнь».

Напомним читателям о событиях 16 апреля (в сокращении, полностью здесь: http://free-voina.org/post/4803669863).

Рассказ Воротникова о засаде центра Э у кабинета следователя 16 апреля:

«Поднимаемся на третий этаж к следователю Федичеву Даниилу Вадимовичу. Я сажусь за стол напротив Лени, столы поставлены буквой «Т», следак в кресле сбоку от нас, отдаю ему мой документ — справку об освобождении из тюрьмы. Динзе выходит. Федичев сразу сует руку пол стол и начинает там дрочить. Леня пока этого не замечает и не слышит, но я отчетливо слышу морзянку на мобильнике — пунктирный писк кнопок от частых нажатий. Длинная и судорожная получается у Федичева смска. Мне сразу все понятно, что это за сообщение и куда. Леня некоторое время увлечен своими дописками и не обращает внимания. Я ему делаю знаки, он их не понимает. Я снова ему показываю на Федичева, скосившегося под стол. До Лени доходит. Мы вдвоем смотрим за мастурбацией следака. Следак кончает. Он в сером костюме, серой рубашке и сером галстуке. Он, думаю, моложе меня. Федичев вытаскивает из-под стола мобильник и кладет на стол сбоку. Тут же по нему раздается звонок. Федичев делает беззаботный вид субботнего вечера и говорит трубку: «Пал Палыч? Да-да! Да!». На весь кабинет слышно, как с того конца Федичева инструктируют: «После допроса задерживаем». И голос эшника повторяет «Задерживаем». Федичев при этом улыбается и имитирует праздный пиздеж по телефону. Поговорил, положил телефон демонстративно на видное место на столе и сразу перешел на казенно-любезный разговор, изображая женщину. Федичев попытался меня отвлечь старым, «основным» делом, достал бумажную папочку с несколькими листами. «А вот еще у нас проверочка действий сотрудников ОРБ имеется», — заводит он елейно. И на глазах из молодого мусорка превращается в Иудушку. В папке — результаты прокурорской проверки действий «эшечек» еще от 15 ноября прошлого года — когда Вася Трифан со своей пиздобратией из северо-западного «Э» вломился в московскую квартиру, затем «эшечки» нас избили, задержали и доставили в Питер, с мешками на голове. Я сымитировал, что мне тоже звонят, встал и вышел из кабинета. Быстро спустился, поискал Козу на 2м этаже, не нашел, проскочил через вертушку на КПП и покинул здание. Да, сегодня я просто чудом отписался. Еще буквально 2 минуты протормозил бы и - эшечки. Леня, Коза и Динзе потом сообщили, что внизу тут же нарисовался Трифан и опера, среди них тот, что преследовал Леню после суда 6 апреля. Я вышел из дверей на проспект и почувствовал личную свободу. Пока переходил дорогу, медленно на красный, а машины нервно останавливались и водители давили на сигналы, сбоку ехал мусорской коробок, но проехал мимо; пока потом пересекал трамвайные пути, и снова дорогу, и заходил в кафе, — длилось это ощущение оторванной у ментов воли. Я плыл в ней, как в проруби, — выплывал подальше от прокуратуры. Это я описываю так, замедленно, а события развивались стремительно, как это всегда бывает с Войной. Мне побег дался легко. Я действовал без промедлений, свертехнично. Потому что привык уже, хуле».

Адвокат Войны Дмитрий Динзе пишет 16 апреля:

«Олег пришел давать показания в СК по возбуждению на него уг. статей и объясняться по поводу избиения его и Каспера 31го марта ГОМИками на Невском и затем мусарами в 28-м о/п. Следователь прокуратуры вызвал отряд эшников для задержания Олега. Олег ушел из здания за минуту до появления там Трифана и тришкиных дружков. Там не только Трифан был. Еще приехали опера в нагрузку. Следака Федичева по голове не погладят. За вранье надо платить, ненавижу такие ситуации. От Следственного Комитета я такого не ожидал. Самое натуральное правовое уродство. Что происходит со следователями в этом деле, центр Э их поставил на колени? Они себя ведут как слепые исполнители воли Центра, вне правил и права. Центр «Э» качает и контролирует ситуацию. Дико непрофессионально все это. В Следственном Комитете настолько разболтались, не уважают ни себя, ни адвокатов, ни клиентов. Я еще раз зашел к следователю, который хотел задержать Воротникова, он меня еще раз заверил, что никто его арестовывать Олега будет».

Заключение адвоката Дмитрия Динзе:

"Следственный комитет РФ - это достаточно мощная структура, которая может самостоятельно возбуждать уголовные дела и расследовать их, как правило расследует тяжкие и особо тяжкие преступления – убийства, изнасилования и похищения, дела в отношении ментов, а также другие тяжкие преступления. Они по типу ФБР, только не имеют право вести оперативно-розыскную деятельность. Сотрудники СК также расследуют уголовные дела, которые имеют широкий общественный резонанс, а также - когда есть заинтересованность ментов в расследовании дела. Так, в нашем случае дело резонансное и акция совершена в отношении ментов, которые поэтому и не могли расследовать уголовное дело.

Центр по борьбе с экстремизмом является оперативным подразделением в структуре министерства внутренних дел, как правило там работают бывшие оперативные сотрудники отделов милиции, либо бывшие опера, которые занимались оргпреступностью. Данное подразделение занимается фашистами, антифашистами, оппозиционерами, а в случае с Войной уже и художниками, которые проявляют недовольство властью. Основная их работа - это шерстить по интернету, искать и устанавливать вышеуказанных лиц, вербовать агентуру среди заинтересовавших их групп.
Вышеуказанные структуры взаимодействуют друг с другом только в рамках конкретных угдел, например, дела Войны. Но при этом сотрудники центра «Э» имеют личную неприязнь к участникам группы, пытаются любыми путями засадить в тюрягу всех участников Войны, либо получить от них показания на Николаева, Воротникова и Сокол. Защита выявила личную заинтересованность сотрудников центра «Э» в посадке в тюрьму Николаева и Воротникова, это было связанно с тем, что Воротников имел неосторожность оскорбить сотрудников «Э» в телефонном разговоре. Защита направила письма во все инстанции, где указывалась заинтересованность ментов в посадке Николаева и Воротникова. Но все структуры указали, что нарушения закона нет, менты могут вести оперативное сопровождение. Тем самым у ментов были развязаны руки на дальнейшее преследование Войны. От оперативников зависит, в каком направлении пойдет следствие, какие факты будут предоставлены следователю. Эшечки начали штамповать факты, мстить всем, кто имеет отношение к Войне, преследовать активистов, в то самое время, как следователь должен быть беспристрастным и объективным, не давать возможности ментам представлять не объективные факты, не доверять им на слово, а во всем разбираться, оценивая доказательства. Вместо этого, Федичев, с подачи своего начальства, начинает охоту на Войну, то есть появляется ситуация, при которой невозможно найти правду, так как следователь верит только ментам и во всем их поддерживает. Защита может хоть головой биться о стену, все равно теперь уже не только менты, но и СК считает Войну врагами. На момент прихода Воротникова к следователю (до событий описанных в посте), защита и Воротников доверяли СК РФ, считали, что данная компетентная структура будет беспристрастна, будет расследовать уголовное дело объективно и независимо от эшечек. На самом деле, следователем, с «благословения» руководства СК РФ, была подстроена ловушка для Воротникова, чтобы его задержать и посадить в тюрягу. Для этого следователь, в нарушение всех этических норм, явно превышая свои полномочия, воспользовался доверием адвоката и подзащитного, заманил последнего к себе, где пытался его задержать, но вранье было раскрыто и Воротников, раскрыв обман следака, вовремя ушел, вместо того, чтобы поехать в тюрьму. И Федичев не смог выполнить приказ своего начальника о его задержании, поэтому, чтобы выкрутиться, составил явно неправдоподобный рапорт, в котором попытался себя выгородить, списав свой промах по задержанию на ментов и самого Воротникова, а из меня попытался в рапорте сделать сообщника, который якобы помог сбежать Воротникову. Дело в том, что Федичев не имел законного права обманывать адвоката, а также его подзащитного, такими методами могут действовать только оперативники, но не следователь, ему законом запрещено применять неэтичные и незаконные приемы при расследовании уголовного дела. Если следователь скатился до таких методов, то, соответственно, ни о каком нормальном и объективном расследовании речи быть не может. Государство определило для себя, что группа Война – экстремисты. Дело в свете данных событий приобрело явно политический характер, что и доказывает рапорт Федичева. Любыми – законными и незаконными - методами нейтрализовать участников Войны. В принципе, то, что начал Федичев, уже продолжает следователь Рудь".

Все материалы - с официального сайта группы Война
Tags: "art group voina, "Аресты Войны, Группа Война, Дима Динзе, Козленок, Леня Ёбнутый
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments