?

Log in

No account? Create an account
 
 
 
...Сегодня – хотя бы в работе группы «Война» - баланс серьёзно нарушен в сторону окрашенного местным колоритом активизма (собственно акционистская, «инструментальная» составляющая достаточно традиционна – ничего нового в сравнении с западной арт-практикой 1950-60х не привносится). Участники группы, молодые люди, как правило, с философским образованием, избывают комплексы «ботаников» крайней брутальностью своих выступлений. «Война» декларирует тотальную борьбу с репрессивностью наших общественно-политических установлений на всех уровнях: от языкового до институционального. И, конечно, contemporary art принадлежит к числу самых лакомых целей. Мне импонирует остроумие некоторых выходок... «Войны». Остановлюсь, однако, на тревожащих моментах. Для искомой анархистской отвязанности у «Войны» слишком рафинированно-культурная родословная. Не буду углубляться до археологических пластов типа дадаизма, или касаться теоретической базы (думаю, без слотердайковской апологии кинизма не обошлось), отмечу ближних родственников – Бреннера, например, или Дебила, бодрого героя ленинградских «новых художников» и некрореалистов. ...У «Войны», как мне представляется, собственно художественной воли и целеполагания не наблюдается, зато есть брызжущая через край витальность. Эта витальность осуществляется только в телесном, близком контакте с некой системой (политикой, языком, нравами и пр.), без этого контакта она иссыхает. Причем контакт происходит не на уровне проектном, идейном..,а именно телесно – утробном: отходы системы, её отправления, её отклонения. Собственно, группа питается «идиотизмом русской жизни». Будь исходный идиотизм слабее, речевое или практическое поведение Системы разумнее – «Война» была бы обезоружена и её активность сводилась бы к стебу как таковому. «Война» осуществляет себя только в прямом контакте, она берёт у противника... язык – и доводит его до абсурда и обсценности, поведенческие нормы – и выворачивает их наизнанку. ...Трудно подозревать в действиях группы «Война» чужую волю. Но что же ею движет? Декларация декларацией, однако серьёзная борьба с системой подразумевает её разрушение или улучшение, но «Война» кормится продуктами и отходами жизнедеятельности институций, так что её тактика – наезд и мгновенный отход с трофеями пиара. А стратегия? Думаю, её нет вовсе, группу влечёт эксцесс как таковой: создание аффективных речевых и поведенческих ситуаций, - сродни разрушительному «антиторгсиновому» всплеску Коровьева и Фагота (Продолжу сравнение, - и жестокость в активизме группы детская или коровьевская: как булгаковскому персонажу не жалко доверчивых, пусть и испорченных москвичей, так и активисты «Войны» вполне могут разжечь реальный костер в выставочном помещении, не беря в расчет окружающих. Похоже, и понятие целесообразность не входит в их лексикон. Характерен опубликованный диалог между правозащитником и активистом «Войны» на судебном заседании в Таганском суде по поводу выставки «Запретное искусство»: первый сетует на то, что «Война» испортила дело, только спровоцировала отрицательное отношение к подсудимым. Активист его не понимает – речь-то идет не о правосудии и вообще не о праве, и не о помощи фигурантам дела. Речь идет об активизме par exelence, о торжестве эксцесса. В нашем контексте понятно одно: «Война» реально не посягает на существующие институции, не стремится их разрушить или улучшить. Что немудрено: «Война» ими кормится. И задиристость и провокационность, зачастую становящиеся самоцелью, дела не меняют: они аффектационны и ситуативны. В арт-практику группы заложена внутренняя противоречивость: готовность потерять частицу «арт» и эволюционировать в сторону маргинального политического бихевиоризма. Уязвимость телеологии и практики «Войны», похоже, осознается её идеологами – отсюда постоянное наращивание архива самокомментариев как жест оправдания и привнесения смыслов. Думаю, и этот пласт активизма, при всех своих внутренних проблемах, остается в пространстве искусства, хотя некие внутренние центробежные силы и стараются вытолкнуть его вовне, «за ковер». Более того, истеблишмент contemporary испытывает определенную потребность в подобных «наездах». Она может показаться противоестественной, перверсивной. На самом деле эта потребность физиологически оправдана: на то и щука…


Полный текст статьи в Снобе: http://www.snob.ru/profile/blog/8501/9196

Или если ЛЕНЬ идти в СНОБ, то здесь под катом тоже полный текстCollapse )