?

Log in

No account? Create an account
 
 
Олег Кулик сделал ремейк перформанса Д.А. Пригова и группы Война «Война занимается только неквалифицированным трудом». По ошибке Кулик назвал перформанс «Шкаф».

История с несостоявшейся совместной акцией Д.А. Пригова и группы Война получила неожиданное продолжение спустя ровно два года. Только что Олег Кулик в рамках проекта «Пространственная литургия» (скандальная дискуссия о Литургии здесь: http://plucer.livejournal.com/200969.html) реализовал эту акцию в виде комнатного перформанса, снятого на видео и транслируемого в виде теней на экране. Таким образом, проект приобрел третьего незванно-непрошенного, но весьма бородатого и именитого соавтора. Говорит Виктор Рибас - помощник Кулика и режиссер-постановщик всей видео части проекта: "Идея снять этот непоставленный перформанс шла рядом со мной несколько месяцев, но это казалось абсолютно невозможно - кощунственно и непонятно, как быть с лестницей. Услышав манги из "Евгения Онегина" понял, что сделаю именно театральную инсценизацию, почти танец. Роль исполнили наши же артисты, Дмитрий Шкорбатюк и Михаил Мазанов, сыгравшие ранее для Синих носов "Целующихся милиционеров". Снимали долго, по-настоящему слушая манги Дмитрия Александровича Пригова. Трогательное личное отношение Кулика и, конечно, группы Война к памяти художника – и составляет атмосферу действия по моему замыслу. Я поставил эту инсценизацию 09.09.09. Очень неслучайное число, как оказалось. Все было почти как задумано - из динамиков Пригов читал стихи, очень громко, только шкаф несли вниз, наверх уже как-то у меня не получалось, не срасталось, хотя было понятно, что надо вознести, но зачем возносить, если он уже там".


Режиссура, подготовка, съемки - Виктор Рибас.

Напомню, что в июне 2007 года группа Война предложила Дмитрию Александровичу Пригову совместную акцию, в рамках которой группа должна была затащить мэтра, сидящего в запертом несгораемом железном шкафу по лестнице на 22 этаж общежития МГУ. (Железный сейфовый шкаф раздобыть не удалось, перед акцией было решено воспользоваться советским дубовым шкафом). Война взяла на себя «вознесение» поэта, запертого в советском шкафу по лестнице университетского общежития «Дом студента» на Вернадского. Многопудовый железный шкаф мы должны были затаскивать вручную на 22 этаж целый день. Пригов должен был читать стихи прямо из шкафа. Но не просто читать, а вторить собственному поэтическому саундтреку, разносимому динамиками по лестничным пролетам. Шум этого саундтрека представлял собой как бы неизменный сакральный потусторонний голос. Которому вторил голос живого поэта, запертого в железной «клетке». Пригов поднимался бы все выше и выше, сквозь этажи воспетого им всеобщяжного быта. Но акция, назначенная Приговым на 7 июля 2007 года, была 5 июля запрещена деканом Мироновым, а на следующий день Пригов перенес инфаркт и вскоре скончался. Публичный запрет последнего произведения Дмитрия Александровича Пригова – это вечный позор МГУ и лично декана философского факультета. Анонс Дмитрия Александровича к этой акции на его сайте стал его последним произведением.

Анонс, написанный рукой Пригова: «Вознесение. Образ сидящего в шкафу, в скорлупе, в футляре, в шинели давно известен. Некий укрытый, ушедший из мира сего человек подвала и андреграунда, тайного подвижничества - укрытый от внешних взглядов труд души и духа. Как тот же Святой Иероним в пещере, куда, наконец, проглядывает возносящий его к небесам луч высшего произволения. Так же, наконец, дождался и своего часа вознесения на 22 этаж человек в шкафу за все свои страдания, муки, потерпленные от мира, как награда за необъявленные духовные подвиги. Соответственно, поручить это вознесение высшие силы не могли простым работникам подъема и перемещения простых физических и плотских тяжестей на разные высоты и расстояния. Для них это был бы рутинный нефиксированный скудно или щедро оплачиваемый физический труд. Нет, высшим силам на то потребны непрофессиональные руки тех, для кого это, в свою очередь, стало бы подвигом и трудом не мышц, но души и духа».

Анонс группы Война: "Группа Война, Дмитрий Александрович Пригов. Акция "Группа Война занимается только неквалифицированным трудом". В субботу 7 июля на цокольном этаже общежития ДСВ МГУ Война посадит Д. А. Пригова в монументальный советский шкаф. В течение дня шкаф с поэтом будет поднят по лестнице на последний этаж 22-х этажного здания - под непрерывный диалог Дмитрия Александровича с собственными записями. Широко известно, что единственной работой, не позволяющей уронить и деконструировать человеческую честь, является работа грузчика - перемещение тяжелых предметов в пространстве. Исторически развиваясь, тщеславный человек перестал удовлетворяться физической тяжестью; давно появились предпосылки и условия для занятий - что спортом, что фитнесом, - но художник продолжает считать поднятие тяжестей, называемых духовными, более увлекательным. Глядите, поднимается копье, кисть и перо, автомат и фотоаппарат; и то, что ты можешь поднять, квалифицирует тебя. Если раньше я поднимал интуитивно, повинуясь озарениям или строгому окрику, то теперь притворяюсь, думая, что и как следует поднимать. В результате поднятие приводит к жестокой херне или же, наоборот, к вялому безобразию. Человек давно стремился ограничить свой "труд" нажатием кнопки или имитацией такого нажатия. Так ему, наверное, и надо. 7 июля Война забудет про всякие квалификации и потащит дубовый шкаф наверх по лестнице. А думает пусть Дмитрий Александрович внутри".

Активист группы Война Алексей Плуцер-Сарно заявил: «Смерть Дмитрия Александровича Пригова – это какой-то кошмар, у меня нет слов, только тоска. На меня нахлынул какой-то мистический ужас, потому что группа Война предложила поэту именно его символическое ВОЗНЕСЕНИЕ НА НЕБО. Подобно тому, как при жизни вознесся на небо библейский пророк Элиягу. Группа предложила поэту «вознестись» и он согласился. Для Войны же это был, по словам Д.А. Пригова "подвиг труда души и духа". Для поэта - вознесение и освобождение из "тюрьмы" жизни, попытка вырваться из всего советского, железного, запертого и запретного, символическое его освобождение от кошмара Реальности, от безысходности фантазматического щита Воображаемого. «Вознесение» было назначено на 7 июля. Дату своего «вознесения» назначил сам Пригов. И буквально за несколько часов до начала акции, когда уже было известно, что акция запрещена, у Дмитрия Александровича произошел тяжелейший инфаркт. И 16 июля поэта не стало. В больнице не было нужных лекарств. Я воспринимаю это очень трагично и очень лично».