?

Log in

No account? Create an account
 
 
Феерический диалог активиста группы Война с ОМОНом:

ОМОН: Вы чего там делали? Вы чего там обсуждали?

Активист: Ну, полагаю, мы вам отчетом не обязаны.

ОМОН: Нельзя СОБИРАТЬСЯ ГРУППАМИ ТАКИМИ ПО 10 ЧЕЛОВЕК В ЦЕНТРЕ. Ясно?

Активист: Мы вроде не в Освенциме.

ОМОН: Мы не в Освенциме, мы в РОССИИ (гомик сказал это со значением). Ты можешь писать в Страсбург, Гаагу, и т.д. Но сейчас ты в РОССИИ.

Активист: Так я же вам ничего про Гаагу и Страсбург не говорил, по-моему. Я гражданин РФ, по недоразумению, наверное, считал, что живу в правовом государстве. Я ошибался видимо. Ну, может быть, вы мне получше объясните.

ОМОН: Не буду я ничего объяснять, мы прекрасно друг друга понимаем. Я по вам уже два дня работаю. Вы – Другая Россия!

Активист: Ничего подобного. Мы из «Молодой гвардии».

ОМОН: Похуй, это ничего не значит. Все вы против Путина. Нацболы, бля, АКМ, епт, Румол, «Молодая гвардия».

Активист: Нет, вы ошибаетесь. Насчет, Румола не знаю, а «Молодая гвардия» - за Путина.

ОМОН: То есть вы – за Путина?

Активист: Конечно

ОМОН: А, ну ладно, идите.

Читать далее: http://lavrentij.livejournal.com/173119.html
 
 
Сегодня прочитал книжку "ДЕЙСТВУЙ! Сценарии революции, кою накропал небезызвестный ДЖЕРРИ РУБИН, а издал Серж Кудрявцев, известный издатель подобной левой литературы.

В оригинале она выглядит так: Jerry Rubin. DO IT! Scenarios of the Revolution / Introduction by Eldridge Cleaver. Designed by Quentin Fiore. Yipped by Jim Retherford. Zapped by Nancy Kurshan. New York: Simon and Schuster, 1970.

Это хит «мировой антибуржуазной мысли». Книжка «ПОСВЯЩАЕТСЯ НЭНСИ, НАРКОТЕ, ЦВЕТНОМУ ТВ И НАСИЛЬСТВЕННОЙ РЕВОЛЮЦИИ».

Автор книжки - лидер 850 миллионов йиппи. Он организовывал марши Вьетнамского дня, обучающие забастовки и Интернациональные дни протеста. Жил рядом с универом Калифорнии, где добровольно работал агитатором за развал университета. В 1967-ом он уже в Нью-Йорке организовывал проект Марша на Пентагон. На слушания в Конгресса он приходил по пояс голым, вооруженным партизаном, либо Санта-Клаусом. Джерри создал йиппи – смесь хиппи и новых левых. Он участвовал в подготовке демонстрации в Чикаго в 1968-ом. Власти США обвинили Джерри и других революционеров в преступном сговоре, направленном на срыв съезда Демократической партии. Это был самый громкий политический суд в истории США. Эта книга - Библия Поколения Next.

Фрагмент книжки:

«4: ДСС – ЗАТКНУТЬ ДОЛБОЕБА!

Все началось с указа из 14 слов, изданного деканом Университета Калифорнии в Беркли и запрещавшего политические лозунги, листовки и демонстрации на кампусе.
Мы были обескуражены. Судя во всему, проблема заключалась в неумении "общаться". Но с каким бы деканом мы ни беседовали, он отрезал:
- Я ничего не могу с этим поделать. Я за это не отвечаю. Но вам придется придерживаться правил.
А что же ректор университета Кларк Керр? Никто даже не представлял, как он выглядит.
Потом всплыла подковерная история: в предыдущем году, когда мы использовали кампус для проведения масштабных демонстраций за гражданские права – против авто- и гостиничной индустрий Сан-Франциско – мы затронули интересы расистов, которые одновременно контролировали университет! И вот они попытались защитить свой бизнес, атаковав нас дома – на кампусе. Они были членами правления университета. Они тусили по загородным клубам и скорее насрали бы студенту на голову, чем поговорили с ним.
Мы установили доски с призывами за гражданские права в центре кампуса.
Мы твердо вознамерились опрокинуть новые правила.
Полицейская машина подсосалась к площади. Когда копы повели одного из активистов к экипажу, кто-то крикнул:
- Садимся!
За несколько секунд машину окружили несколько сотен человек. За несколько минут наше число выросло до двух тысяч.
В "мусоровозе" сидел Джек Вайнберг, пленник свиней. Но поскольку мы их окружили, теперь уже они были нашими пленниками.
Мы требовали отпустить Джека в обмен на их собственное освобождение. Копам пришлось бы ехать по телам, чтобы доставить нашего брата в тюрьму.
Мы залезали на крышу машины, чтобы вещать о происходящем. В последующие 10 часов на площадь кампуса стеклись 5000 человек, чтобы устроить самый масштабный в нашей жизни семинар.
Захватив транспорт, мы вдруг осознали, что представляем собой новое сообщество с его энергией и любовью, пришедшими на смену устаревшим институтам.
Нашей силой была готовность умереть всем вместе.
Мы создали спонтанное правительство. Кто-то собирал коммуны для приготовления сэндвичей – для тех, кто окружал авто. Мы известили СМИ и связались со студентами по всей стране, создав делегацию для ведения переговоров на случай, если окажемся в осаде.
32 часа спустя до нас донесся угрюмый рев приближающихся ментовских мотоциклов из Окленда. Я сделал глубокий вдох.
- Ну что ж, это такое же хорошее место для того, чтоб умереть, как и любое другое.
Но тогда, когда мы уже были готовы испробовать на себе тяжелую дубину Большого Босса, университет внезапно снял обвинения с арестованного и согласился "сотрудничать".
Впервые за всю историю США деканы впечатались мордами в стену.
Они не очень поняли, что произошло.
Через два месяца мы просекли их бюрократический трюк: ебучие деканы использовали "переговоры" как уловку, чтобы нас вымотать. Болтай, болтай, болтай, пока правила в отношении запретов на политическую активность не станут еще строже.
Мы охуевали.
И вот, одним прекрасным полднем, под пение Джоан Баэз и ораторство Марио Савио тысяча человек вошла в здание администрации, чтобы заткнуть долбоеба.
В 16.00 губернатор, либерал-демократ, приказал оклендским копам очистить здание: 800 арестованных, крупнейший массовый забор в американской истории.
Вид копов на кампусе бросил всех протестующих, включая профессоров, в лапы экстремистов.
Студенты отреагировали забастовкой, которая парализовала университет. Мы попрали его авторитет.
Единственным авторитетом на кампусе осталось Движение за Свободу Слова (ДСС). Члены правления и деканы больше не имели над нами власти. Студенты могли делать все, что заблагорассудится.
Студенты стали величайшей политической силой штата с университетом в качестве партизанской крепости.
Власть на кампусе была у нас в руках, потому что мы были в большинстве. Но за пределами кампуса политики, суды и копы вовсю точили ножи по наши яйца.
Так белые дети из среднего класса начали войну против Америки в школах и на улицах».

По словам переводчика книги, Олега Озерова, ранние уличные акции героев этой книги чем-то напоминают акции арт-группы Война.

Книжка есть Гилее, очень рекомендую: http://www.gileia.org